Приветствую Вас Гость | RSS

Сайт НКВД Советской России

Понедельник, 30.01.2023, 05:32
Главная » Файлы » Советская эпоха

Вадим Антонов. Три заявления
24.04.2022, 04:53

 В прокуратуру города Мохрец
от Ермолая Павловича Блуда

Вам пишет вор, убийца и подлец,
шпион, налетчик, диверсант, иуда,
насильник, зверь, вредитель, диссидент,
бандит, грабитель, террорист, предатель,
контрабандист, садист, палач, агент,
эротоман, маньяк и злопыхатель —

на всем святом поставив жирный крест,
я гадко пал до крайнего предела,
за что и взят с поличным под арест.

Прошу прочесть и вникнуть в сущность дела.

Позавчера я ездил по дрова
на городскую нашу лесопилку —
поздравил всех с приходом Покрова,
поставил в шкап учетчика бутылку.

А это дело кто-то подглядел
и цинканул Петрову в отделенье...
Немало я наделал темных дел,
но, слава Богу, это преступленье
открыло мне, забывшему про честь,
рвачу, дельцу, лжецу и негодяю,
глаза на то, что я такое есть...

Свалив дрова, я заглянул к Федяю —
он наводил раствор для кирпича
за душевой, обсиканной котами,
но все же вынес ковшик первача,
и мы его занюхали цветами.

Хочу сказать, что мой сосед Федяй
не воровал мешка со стекловатой.
Он дуролом, хотя и скупердяй,
Но, если честно, — малый трусоватый.

Он от своей-то бабы чуть живой —
всю жизнь таскает телогрейку в краске.
И лучше будет пить за душевой,
чем за столом на собственной терраске.

У нас с Федяем старые дела —
Бывало, бились в балке смертным боем.
А от кого нам Верка родила?
Врет до сих пор, зараза, нам обоим.

Она его законная жена,
и то, что в Красном море канонерки
и обстановка так напряжена,
как ни крути, зависит и от Верки.

Когда у близких мужиков разлад,
То, если глянуть на проблему шире,
Мужик ни в жисть не сядет на оклад,
Какой уж тут тогда порядок в мире!

Но это так... Придя к себе во двор,
я сделал новый вертушок калитки.
Сложил дрова, замел кору и сор...
Вот тут меня и взяли под микитки
наш участковый лейтенант Петров
и молодой дружинник с лесопилки.

Как раскидали снова штабель дров!
Как завели фуражки на затылке!
И ну давай лукаться то в подвал,
то в известковый ящик из вагонки —
куда, пытают, старый, заховал
свой агрегат для гонки самогонки?

Мол, если сам отдашь нам аппарат —
заплатишь штраф, а нет — то за подмышки
в «козла» и в суд, а там уж аккурат
дадут пять лет за левые дровишки!

Я был накрыт, как спяший кот мешком,
и не успел отдать трояк золовке.
«Козел» стоял с работавшим движком,
дом был оцеплен. Я был в мышеловке.

В моих глазах смеркался белый свет,
И я сказал им тихо: - Не взыщите,
в саду и дома аппарата нет,
а пистолет и рацию ищите.

Петров прикрикнул: «Хватит, дед, косить!» —
а сам затыкал вилами в помойку,
как будто я мог взять и укусить,
а молодой дружинник принял стойку,
подпрыгнул, как танцор из варьете,
но я вздохнул и пожалел студента:
ведь ни хрена не петрит в каратэ,
а хочет взять на пушку резидента,
седого волка, скользкого ужа,
что прятал шрифты вместо аппарата...
Всю жизнь ходил по лезвию ножа,
и вот пришла законная расплата
за то, что ел от всех тайком безе,
форель-макрель и кроличью печенку...

Петров сказал:— Поедешь в КПЗ,
авось найдем и бак, и самогонку.

Меня сгребли и привезли сюда,
чтоб я не дал через границу тягу.
И вот теперь, сгорая от стыда,
я вам пишу секретную бумагу:

прошу Петрова наградить звездой
(я не косил, не путал и не бредил!) —
и пусть прочтет дружинник молодой,
какую он акулу обезвредил.

Я с малых лет имел дурную страсть
к большим деньгам и заграничным тряпкам,
всю жизнь мечтал про женщин и про власть
и на вождей замахивался тапком.

Однажды к нам приехал мистер Кук —
я повстречался с этим коммерсантом,
взял у него задание из рук
и стал за джинсы подлым диверсантом:

ходил считать курсантов на парад
и составлял на профсоюзы списки...
Завел бы я какой-то аппарат,
когда я пил теперь коньяк и виски?

Я подрывал больницы и мосты,
взрывал узлы ракетных установок,
писал и множил, спрятавшись в кусты,
для отщепенцев тысячи листовок.

Снимал на пленку схемы, чертежи
и документы с грифом «Сов. секретно!»,
метал на звук без промаха ножи
и уходил от слежки незаметно.

А негативы прятал в тайнике.
Но мистер Кук был мною недоволен.
Тогда я стал травить плотву в реке,
сбивать кресты с могил и колоколен.

И мистер Кук тогда сказал: — Ор лай!
Кто будет мне служить таким манером,
тот очень скоро, мистер Ермолай,
поедет к нам в Нью-Йорк миллионером.

...

Источник

Поэт В. Антонов

Категория: Советская эпоха | Добавил: Наркомвнуделец
Просмотров: 62 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]