Приветствую Вас Гость | RSS

Сайт НКВД Советской России

Понедельник, 22.07.2024, 10:04
Главная » Файлы » Космос и хаос

«На берегу». On the Beach — постапокалиптический роман Невила Шюта, 1957 год.
08.03.2019, 20:22

«На берегу» англ. On the Beach — постапокалиптический роман Невила Шюта, 1957 год.

В посыле произведения просматривается влияние трёх реалий. Появление ядерного оружия, осознание его поражающих факторов, лишение США монополии на оружие массового поражения.

Роман написан в 1959 году, по сюжету, ядерный конфликт произошел в 1961-м. Автор уже понимает убийственную опасность радиации. В его произведении именно радиация убивает основную часть человечества. В представлениях 50-х готов таковое допущение еще не выглядит явным преувеличением. В романе явно отражена неготовность Запада к ответному удару и последствиям такового, а именно, мире автора абсолютно отсутствуют промышленно оборудованные убежища, военные укрытия. Возможно, автор в чем то, предупредил современников, подняв эту проблему. В реальной жизни разворачивается создание системы укреплений, убежищ, за счет которой определенная часть человечества должна была уцелеть при, ни приведи Господи, катаклизме любой интенсивности. Мало того, система изначально создавалась с заделом на то, что уцелеют не только часть человечества, но и основы цивилизации, коммуникации, энергетика, основы жизнеобеспечения.

Кроме того, у граждан западного мира совершенно отсутствует навык выживания в условиях масштабного катаклизма. В том же Чернобыле часть жителей, услышав взрыв, грохот, отреагировала на уровне рефлекса: похватала малых и сиганула по погребам. И, без всякого сарказма, пересидела в этих погребах наиболее смертельный радиоактивный выброс. Городские же жители, кроме убежищ той же Второй мировой войны, имели возможность укрыться в метро, да просто пересидеть наиболее смертоносные дни в подвалах собственных коттеджей. Тем более, в Англии и Германии, где большая часть населения помнила бомбежки Второй мировой войны, помнила, как возможно максимально себя обезопасить в этой ситуации. А в той же Германии существовала и довольно мощная подземная инфраструктура, выстроенная именно для выживания в условиях войны. Тем не менее, автор решил «угробить» все человечество севернее южных широт и в книге так оно и случается.

Австралия, Южная Африка, Южная Америка остаются незатронутыми. Но, главный посыл Невила Шюта не ужас гибели северного человечества, а судьбы не затронутых ударом людей. И здесь складывается в чем то еще более жуткая, чем на севере картина. Казалось бы, Австралия уцелела в глобальном катаклизме. В стране продолжается цивилизованная жизнь ­– фермеры выращивают урожай, разводят скот, поставляют продукты в магазины. Функционирует администрация, энергетика, транспорт, связь, работают учреждения и торговля. Но, над уцелевшим миром нависла смертельная угроза – облако радиации расползается по миру, километр за километром накрывая южное полушарие. Ученым, специалистам Юга удалось просчитать скорость распространения «облака смерти», определив, что южную Австралию оно накроет через шесть месяцев. Для австралийцев, а в более глобальном плане, для оставшейся части человечества, это шесть месяцев жизни.

И вот здесь автор занимает выразительную позицию. Бывают явления, которые человек не может отменить, отсрочить, изменить их природу. Помнится высказывание Макиавелли о судьбе, которую он сравнивает с рекой. Мы не способны заставить реку остановиться, изменить свой бег. Но человек способен изучить, просчитать поведение реки, И выстроить свою жизнь у реки уже на основе полученных знаний. Как могли бы повести себя персонажи романа. Именно могли бы. Но не стали.

 

Когда Невил Шют еще писал свой роман, в котором все человечество, южнее Австралии погибло а уцелевшие люди абсолютно беспомощны перед последствиями войны, США возводили и оборудовали всем необходимым подземный город-противоядерное убежище во льдах Гренландии, в котором могли укрыться,  жить и трудиться тысячи человек.  

 

Удручающее впечатление остается от представления образа жизни уцелевших австралийцев. Впечатление, что автор набросал совершенно нереалистичную картину всеобщего паралича. А если же эта картина соответствует действительности, то западное общество обречено. Обречено само по себе, без давления в лице ядерной зимы, Советов, непокорной РФ. 
Итак, Южная Австралия напрямую не затронута ядерным конфликтом. Уцелевшие австралийцы видят, что смертоносная радиоактивная масса расползается все шире и шире. Определен срок наступления убийственной массы до уцелевшей полосы цивилизации - полгода от начала повести.  
И в этой ситуации Австралия пытается жить абсолютно так же, как жила бы, не разверзнись  война. Фермеры готовятся к зимовке, которой для них не будет. Граждане благоустраивают дома,  в которых скоро никого не останется в живых. Хозяева разбивают палисады, высаживают рассаду, цветение которой они уже не увидят. Молодежь записывается на курсы со сроком обучения более года  - при том, что все должны погибнуть до завершения сроков. По сюжету, за столь привычными, обычными занятиями, основная масса людей просто прячется от подавляющего осознания неумолимо надвигающейся гибели. 
И в ходе повествования возникает недоумение - ведь сохранившееся государство имеет массу возможностей обеспечить народу возможность, как минимум, нескольких дополнительных месяцев осмысленной, деятельной и даже обустроенной жизни. Как максимум же - оборудовать основы инфраструктуры, которая позволит людям продержаться год, три года, до момента, основная радиоактивная масса начнет распадаться.  
Даже если инфраструктура - убежища, бункера, скважины, генераторы, хранилища, коммуникации, не обеспечит людям выживания, то у них хотя был бы такой шанс. У них было бы несколько добавочных месяцев, а то и лет жизни. Плюс, у людей был бы смысл - использовать оставшиеся месяцы жизни для мер по спасению человечества. 
Спроектировали бы меры по выживанию, начали строительство убежишь, оборудование, укрытий, заготовку припасов. Даже, если убежища не вместят всех - так бороться за то, что укрыть хотя бы детей. Дети имеют право на будущее, дети способны к адаптации, ради их выживания имеет смысл приложить усилия. В книге же слезовыжимательно расписывается, как беспечно дождавшиеся облучения родители делают малышке смертельную инъекцию .... Но слеза не выжимается, потому, что когда взрослые, сильные люди палец о палец не ударят, что бы спастись самим или спасти детей - то этот мир обречен. И другого выбора, как самоубиться, для него действительно, не осталось. 

Категория: Космос и хаос | Добавил: Наркомвнуделец
Просмотров: 397 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]