Приветствую Вас Гость | RSS

Сайт НКВД Советской России

Четверг, 23.05.2024, 05:14
Главная » 2018 » Март » 6 » О должности судебных следователей
22:03
О должности судебных следователей

Введение судебного контроля за предварительным следствием, в частности получение судебного решения на некоторые следственные действия и судебный порядок обжалования действий и решений органа дознания, следователя, прокурора, наряду с рядом других новелл существенным образом меняет сложившиеся десятилетиями представление о следователе.

Это заставляет нас ещё раз перелистать страницы истории и внимательно, с точки зрения нынешнего дня, оценить не только зарубежное законодательство демократических стран, но и прошлые юридические правила и процедуры России.

Деятельность по раскрытию и расследованию преступлений в России имеет глубокие исторические корни, но система организации расследования в основном сложилась к середине XIX века, а её законодательное закрепление связано с реформами 1860-х годов. Где одним из ярких проявлений дореволюционного судопроизводства, несомненно, была фигура судебного следователя.

Предпосылками формирования института судебных следователей в уголовном процессе дореволюционной России, по оценкам современников, явилась крайняя запущенность организации предварительного расследования. Имевшее место сословное неравенство, волокита, продажность и бесчеловечность дореформенного судопроизводства, ярко выраженная инквизиционность тайного и письменного предварительного следствия вызывали у большинства населения Российской империи негодование.

Дореформенная система предварительного следствия не функционировала должным образом. Полицейский суд был неправым, но скорым1. Более резок в характеристике полицейского следствия был А.Ф. Кони. Он писал:

«Безотчётный произвол, легкомысленное лишение свободы, напрасное производство обысков, отсутствие ясного сознания о действительном составе преступления, неумелость и нередкое желание выслужиться или отличиться были характерными признаками производства таких следствий».2

Такое построение уголовного процессе до рассмотрения дела в суде порождало множество злоупотреблений со стороны укоренившейся и разросшейся уголовно-процессуальной бюрократии.

Следовательно, средством решения задачи по реформированию бюрократического процесса являлось чёткое распределение процессуальных функций между органами судебной и административной властью. Достаточно долго суд в России не был отделён от администрации, а попытки такого отделения, предпринятые Петром I, а затем Екатериной II, вплоть до судебной реформы 1864 года заканчивались безуспешно.

Поэтому одним из основных положений при проведении судебной реформы 1864 года, было отделение обвинительной власти от судебной и придание предварительному следствию характера судебной деятельности. В 1803 году М.М. Сперанский, ближайший советник императора Александра I, предложил широкую программу усовершенствования судебной системы России, получившую дальнейшее развитие во «Введении к уложению государственных законов» 1809 года. Реформы М.М. Сперанского в области суда предполагали, отделение деятельности полицейской от судебной, что выражалось в возложении на полицию обязанности по проведению только следствия, а суждение о преступлении предполагалось прерогативой суда. То есть полиция для суда должна была открывать обстоятельства совершённого преступления, не давая при этом оценки причинённого вреда, а суд, определив вред, должен был выяснить доказательства и вынести решение в отношение лица, совершившее преступное деяние3.

Таким образом, средством решения задачи по реформированию бюрократического процесса являлось чёткое распределение процессуальных функций между органами судебной и административной власти. С учётом этого следствие делилось на два этапа. Проведение первоначальных действий предполагалось возложить на полицию, обозначив этот этап как дознание, а на втором этапе главным действующим лицом должен был быть следователь как представитель судебной власти. Сущность этих идей была положена в основу не только закона 1860 года «О судебных следователях».

Итак, законодательное разделение предварительного следствия в уголовном процессе на дознание и предварительное следствие произошло с утверждением в 1860 году ряда законодательных актов, которые создали должность судебных следователей.4 В соответствии с Именным указом от 8 июня 1860 года в 44 губерниях Империи было учреждено 993 следственные должности.

К кандидату на должность судебного следователя предъявлялись высокие требования. Так, согласно ст. 32 и ст. 212 Учр.суд.уст.5, на должность судебного следователя назначались лица, прослужившие по судебной части не менее трёх лете должностях не ниже секретаря окружного суда. Ими также могли стать, в соответствии со ст. 205 и ст. 417 Учр.суд.уст., состоящие при судебных местах кандидаты на должности по судебному ведомству, достигшие двадцатипятилетнего возраста, при условии, если они получили от председателя судебных мест свидетельства о приобретении ими достаточных знаний по судебной части. Судебные следователи приводились к установленной для судей присяге. Помимо этого они могли привлекаться к участию в заседаниях суда для решения уголовных дел, за исключением тех, по которым проводили следствие.6

Что касается характера деятельности судебного следователя, то необходимо отметить, что он не был стороной в процессе, так как в его руках были соединены функции обвинителя и защитника. Судебный следователь, как того требует закон, с полным беспристрастием приводил

в известность, как обстоятельства, уличающие обвиняемого, так и обстоятельства его оправдывающие. Такие высокие требования к судебному следователю и объём его властных полномочий свидетельствуют о серьёзности намерений дореволюционных реформаторов создать действительно судебный орган, участвующий в предварительном следствии.

Предварительное расследование в дореволюционной России делилось на две части — на дознание или розыск и собственно предварительное следствие.

Дознание является подготовкой почвы для деятельности следователя и основанием для начатия судебного производства. Известный юрист С.В. Познышев писал:

«Дознание необходимо для того, чтобы щадить силы и время органов судебной власти. Поэтому закон возлагает на полицию предварительное выяснение оснований для начатия судебного производства».7

Быстрота действий, негласность и способность к обнаружению признаков преступного деяния - это качества требуемые от органов дознания. Полиция должна: предупредить до прибытия судебного следователя уничтожение следов преступления; пресечь подозреваемому способы уклониться от следствия; принять меры к розыску похищенных вещей. Законодатель специально подчёркивал, что полиция могла производить следственные действия лишь в исключительных случаях, когда до прибытия судебного следователя следы преступления могли быть уничтожены, либо когда она застигала совершающееся или только что совершившееся преступление (ст.ст. 218,258 Устава).

О всяком происшествии, заключающем в себе признаки преступления или проступка, полиция немедленно и никак не позже суток по получении о том сведения обязана сообщить судебному следователю и прокурору или его товарищу (ст. 250 Устава). Когда признаки преступления сомнительны или полиция узнаёт о них из источника не вполне достоверного, то сообщая об этом по принадлежности, полиция должна удостовериться через дознание, действительно ли происшествие случилось. Согласно ст. 260 Устава, при прибытии судебного следователя полиция передает ему всё производство и прекращает свои действия по следствию до получения особых о том поручений. В соответствии со ст. 263 Устава, судебный следователь принимает собственной властью все меры, необходимые для производства следствия.

Как отмечалось выше, органом предварительного следствия являлся судебный следователь, который начинал следствие не иначе, как по законному к тому поводу и достаточному основанию и о начатом следствии доводит до сведения прокурора, за исключением тех случаев когда оно возбуждено по сообщению полиции или по жалобе частного обвинителя.

Согласно ст. 289 Устава судебный следователь приступал к следствию по законным поводам в трёх случаях:

когда преступное деяние совершено в его участке; когда преступное деяние совершено в ином месте, но обнаружилось в его участке; когда в его участке имеет пребывание обвиняемый или подозреваемый, хотя бы он и совершил преступление в ином месте.

Законными же поводами к начатию следствия считались (ст. 262 Устава): 1) объявления и жалобы частных лиц; 2) сообщения полиции, присутственных мест и должностных лиц; 3) явка с повинной; 4) возбуждение дела прокурором; 5) возбуждение дела по непосредственному усмотрению следователя.

Возложив на судебного следователя производство предварительного следствия, закон снабдил его соответствующими полномочиями. Они заключаются в том, что:

1) законные требования судебного следователя исполняются как полицией, должностными и частными лицами без замедления (ст. 270 Устава); 2) судебный следователь может поручить полиции производство дознания и собирание справок по сделанным им указаниям (ст. 261 Устава); 3) если при исполнении своих обязанностей следователь встретит сопротивление, то он имел право требовать содействия как гражданского так и воинского начальства, так и окольных людей (ст. 372 Устава); 4) следователь имел право произвести обыски и выемки, подвергать вызываемых и не явившихся без предоставления законных причин неявки лиц денежной ответственности и приводу и принимать меры пресечения обвиняемому способов уклоняться от следствия и суда.

Предварительное следствие, возникшее в результате реформы 1860-1864 гг. как предварительное судебное исследование, должно было явиться существенной гарантией соблюдения прав обвиняемого, других лиц вовлечённых в уголовный процесс, изобличение виновного доказательствами полученными в строгом соблюдении с законом, а всё это - должно служить гарантией вынесения судом законного и справедливого приговора. Без предварительного следствия суду пришлось бы не столько исследовать имеющийся предварительный материал сколько проверять его.

Органом наблюдения за производством следствий являются прокуроры и их товарищи. Статья 281 Устава уголовного судопроизводства обязывала судебного следователя исполнять все законные требования прокуратуры, причём в случае затруднений в исполнении их следователь ожидает дальнейшего разрешения этих затруднений, приняв меры к исполнению требуемого, насколько это возможно. Судебный следователь не мог уклониться от исполнения требования прокурора о начале предварительного следствия или о дополнении его по той причине, что указываемые прокурором обстоятельства не имеют значения улик или достаточно веских доказательств.8 Но не смотря на это обстоятельство судебный следователь, а не прокурор является главным по производству предварительного следствия лицом, сохраняющим за собой инициативу и самостоятельность действий, а также ответственность за правильное и целесообразное ведение предварительного расследования.

Если прокурор приходил к выводу, что следствие произведено полно и обвиняемого можно передать суду, то давал своё заключение по этому поводу для окружного суда. В дальнейшем направление дела могло быть двояким. Если дело было подсудно окружному суду без участия присяжных заседателей, оно вносилось прокурором непосредственно в этот суд. Если же дело было подсудно окружному суду с участием присяжных заседателей, то оно пересылалось прокурору судебной палаты.9

Из вышеизложенного следует, что из всех положений, которые в уголовном судопроизводстве может занимать юрист, положение судебного следователя было самым своеобразным в уголовном процессе дореволюционной России. Он являлся членом окружного суда, должен был назначаться императором, мог отправлять правосудие, к кандидату на эту должность предъявлялись очень высокие требования. Помимо этого следователь не только обязывался быть объективным как судья, но и обладал на то соответствующими полномочиями, поскольку должен был получать от полиции не только материалы первоначального исследования события преступления, но и о лице, подозреваемом в совершении преступления.

Судебный следователь, выполняющий исключительно судейские функции, должен находится в судебной системе и являться членом суда. Ни где в современном уголовном процессе зарубежных стран следователь не является представителем исполнительной власти, а только судебной. Ни ще следователь не является стороной обвинения, он не был таковым даже в УПК РСФСР 1960 года. Новый УПК РФ относит следователя к стороне обвинения (ст. 38 УПК РФ), а это по моему мнению не лучшее решение проблемы, так как это по сути возвращение к инквизиционному судопроизводству дореволюционной России, то есть задачи следователя по раскрытию и расследованию преступлений будут сведены к принципу «найти и обвинить».

Такое положение может привести к смешению процессуальных функций и является нарушением принципа состязательности сторон: функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган и тоже должностное лицо (п. 2 ст. 15 УПК РФ).

В этой связи, разделяя мнение профессора В.Н. Махо-ва10 полагаю, что предварительное следствие в уголовном процессе России должно осуществляться как и в зарубежных странах представителями органов судебной власти, то есть специально уполномоченными на то органами.

Только с передачей функции предварительного следствия представителям судебной власти возможна реализация принципа состязательности на стадии предварительного следствия, поскольку помимо представителей сторон здесь появится третий обязательный участник состязательного процесса — представитель в споре сторон. Судебный контроль, который существует в настоящее время в уголовном судопроизводстве нашей страны — лишь начальный этап создания судебного предварительного следствия.

Дореволюционная история российского уголовного процесса и зарубежный опыт свидетельствуют о жизнеспособности такого варианта организационного построения следственного аппарата. В результате этого возможно максимальное обеспечение судейской объективности и самостоятельности следователя, поскольку он будет иметь все гарантии судейской независимости и станет органом судебной власти, которая в правовом государстве должна стоять на страже прав и свобод граждан.

Замечу в заключении, что обращение к истории того или иного вопроса является одним из способов разрешения современных проблем, таких как неуклонное соблюдение основных прав и свобод человека, конституционных прав граждан в судопроизводстве, закрепление в соответствующих законодательных актах демократических принципов организации и деятельности правоохранительных органов.

И хотя со времени той прежней и до нынешней уголовно-процессуальной реформы прошло без малого почти полтораста лет, следует признать, что реформа 1864 года была значительно последовательней в частности неукоснительного проведения одного из фундаментальных принципов уголовного процесса - принципа состязательности, который в полной мере действовал не только на судебной стадии уголовного процесса, как и сейчас, но и на стадии предварительного следствия, судебного по своей сущности.

При этом не ставится задача рецепции, восстановление в неизменном виде судебных уставав и института судебного следователя действовавшего в нашей стране до 1917 года, так как это потребует больших финансовых затрат и многоступенчатую процедуру подбора и подготовки кадров, но учесть наработанный десятилетиями положительный опыт было бы, целесообразно.

Список литературы

1. Судебные уставы 20 ноября 1864 года за пятьдесят лет. Петроград. Т.2, 1914.

2. Устав уголовного судопроизводства 1864 г. //Российское законодательство Х-ХХ веков. Изд-во «Юридическая литература». М. 1991.

3. Кони А.Ф. Избранные труды и речи. Изд-во «АВТОГРАФ», Тула. 2000.

4. Козлинина Е.И. За полвека 1862-1912гг.М. 1913.

5. Казанцев С.М. Дореволюционные юристы о прокуратуре. Изд-во «Юридический Центр Пресс». Санкт-Петербург. 2001.

6. Махов В.Н. Проблемы уголовного судопроизводства / У Сборник научных трудов. Кемерово. 1998.; Российский следователь 1999. № 2.; Адвокатская практика 1999. № 1-2.

7. Невский С.А. Расследование преступлений в России во второй половине XIX — начале XX века.//Российс-кий следователь. № 6.2002.

8. Познышев С.В. Элементарный учебник русского уголовного процесса. М. 1913.

9. Сперанский М.М. Записки об устройстве судебных и правительственных учреждений в России. В кн.: Проекты и записки. М-Л. 1961.

10. Чельцов -Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. Санкт-Петербург. 1995.

Ю.В. РОЩИНА, аспирантка юридического факультета РУДН

' Козличина Е.И. За полвека 1862-1912 гг. М. 1913. С.З.

2 Кони А.Ф., Цит. По кн. М.А. Чельцов-Бебутов. Курс уголовно-процессуалъного права. Санкт-Петербург. 1995. С. 323.

3 Сперанский М.М. Записки обустройстве судебных и правительственных учреждений в России. В кн.: Проекты и записки М.-Л. 1961. С. 97.

4 Закон от 8 икая 1860г. создал должность судебных следователей. В дополнение к Закону было издано два наказа — судебным следователям, которые должны были вести предварительное следствие, и полиции, в обязанность которой входило производство розыска и дознания.

5 Учреждения судебных установлений от 20 ноября 1864 года.

6 Невский С.А. Указанное сочинение С. 5.

7 Познышев С.В. Элементарный учебник русского уголовного процесса. М. 1913. С.229.

s Казанцев С.М. Дореволюционные юристы о прокуратуре. Изд-во «Юридический Центр Пресс». Санкт-Петербург. 2001. С.186-189.

9 Чельцов-Бебутов М.А. Указанное сочинение. С. 785.

10 Проблемы уголовного судопроизводства //Сборник научных трудов. Кемерово. 1998. С. 83-89. Российский следователь 1999. № 2. С. 35-36. Адвокатская практика 1999. № 1-2. С. 52-53. Следователь 200&. № 6. С 45-48.

Категория: Любознательным | Просмотров: 639 | Добавил: Наркомвнуделец | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]