Приветствую Вас Гость | RSS

Сайт НКВД Советской России

Вторник, 23.04.2024, 18:10
Главная » 2020 » Апрель » 10 » О подготовке УК РСФСР 1922 года
00:38
О подготовке УК РСФСР 1922 года

РАССКАЗОВ Леонид Павлович

ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД В МЕХАНИЗМЕ ФОРМИРОВАНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ СОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА (1917— 1941 гг.)

 Специальность 12.00.01.

Теория и история государства и права; история политических и правовых учений.

Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук.

 Санкт-Петербург – 1994

О подготовке УК РСФСР 1922 года

В условиях дискуссии о месте права в советском государстве, о соотношении законности и целесообразности и велась работа по созданию кодексов. Естественно, это не могло не сказаться на их содержании.

Шагом вперед в установлении законности явилось принятие Уголовного кодекса (УК) РСФСР. За его подготовкой внимательно следил Ленин. По этому вопросу он беседовал с наркомюстом Курским (64), лично делал дополнения к проекту УК. Особенно его интересовали юридические формулировки, устанавливающие уголовную ответственность за контрреволюционные преступления.

«По моему, надо расширить применение расстрела (с заменой высылкой за границу) ... ко всем видам деятельности меньшевиков, с-р. и т.п.; найти формулировку, ставящую эти деяния в связь с международной буржуазией ...» (65). В качестве примера вождь большевиков предлагает два варианта формулировки статьи УК о пропаганде и агитации, один из которых гласит: «Пропаганда, или агитация, или участие в организации, или содействие организациям, действующие (пропаганда и агитация) в направлении помощи той части международной буржуазии, которая не признает равноправия приходящей на смену капитализма коммунистической системы собственности и стремится к насильственному ее свержению, путем или интервенции, или блокады, или шпионажа, или финансирования прессы и т. под. средствами, карается высшей мерой наказания, с заменой, в случае смягчающих вину обстоятельств, лишением свободы или высылкой за границу» (66). Во втором варианте Ленин предлагает наказывать за пропаганду и агитацию «...объективно содействующие ... международной буржуазии» (67).

Таким образом, Ленин соглашается ввести уголовную политику в определенное русло, для чего необходимо принятие УК. Но в то же время он не отказывается от ужесточения репрессий, в первую очередь, по отношению к идейным противникам. «Суд должен не устранить террор, – утверждал он, – обещать это было бы самообманом или обманом, а обосновать и узаконить его принципиально, ясно, без фальши и без прикрас. Формулировать надо как можно шире» (68).

Не все юристы были сторонниками принятия УК. Так, на III Всероссийском съезде деятелей советской юстиции (1920 г.) некоторые из них выступали против кодификации уголовного законодательства, считая, что принятие УК явится помехой в борьбе с преступлениями (69).

Против кодификации «контрреволюционных преступлений» раздавались голоса на III сессии ВЦИК в мае 1922 года, обсуждавшей и принявшей УК. Директор Института К. Маркса и Ф. Энгельса Рязанов говорил по этому поводу: «Я утверждаю, что мы не имеем теперь никакой возможности создать Уголовный кодекс по отношению к этим преступлениям, что еще не установлен порядок, при котором мы могли бы и по отношению к этого рода преступлениям применять те основные начала, которые заложены в марксистском понимании уголовного права ... В этом проекте марксистская мысль и не ночевала» (70).

Несмотря на такие настроения, третья сессия ВЦИК IX созыва 26 мая 1922 года утвердила УК и с 1 июня 1922 года ввела его в действие. В УК было обозначено, что «назначение наказания производится судебными органами по их социалистическому правосознанию с соблюдением руководящих начал и статей настоящего кодекса» (подчеркнуто мною – Р.Л.) (71). УК отказался от многих бессрочных и неопределенных приговоров вроде пожизненного лишения свободы или изоляции до наступления какого-либо события. Лишение свободы назначалось на срок от 6 месяцев до 10 лет. Даже за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах срок лишения свободы не мог быть более 10 лет (72). Но если закон был гуманен ко всем правонарушителям, включая убийц и насильников, то по отношению к классовым противникам УК был беспощаден.

Участники контрреволюционных выступлений, как правило, карались высшей мерой наказания (расстрелом) и конфискацией всего имущества (73). Лица, замеченные в пропаганде и агитации «в направлении помощи международной буржуазии», карались «изгнанием из пределов РСФСР...». «Самовольное возвращение в пределы РСФСР» таких законопослушных могло караться «высшей мерой наказания» (74).

Уголовный кодекс предусматривал уголовную ответственность не только за совершенное деяние. Статья 49 УК гласила: «Лица, признанные судом по своей преступной деятельности или по связи с преступной средой данной местности социально опасными, могут быть лишены по приговору суда права пребывания в определенных местностях на срок не свыше трех лет» (75).

Вскоре после принятия УК положение ст. 49 о социальной опасности лиц получает дальнейшее развитие. В циркуляре НКЮ от 26 сентября 1922 года предписывалось: «В случае, если при рассмотрении дел по данным судебного следствия не окажется достаточных улик для признания привлеченных виновными, тем не менее, однако, будет установлена их социальная опасность по роду занятий и связи с преступной средой – предлагается широко использовать представленное ст. 49 УК право в виде меры социальной защиты определять запрещение проживания ими в определенных местностях Республики на срок до 3-х лет» (76).

 

Просмотров: 284 | Добавил: Наркомвнуделец | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1 Наркомвнуделец  
0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]