Приветствую Вас Гость | RSS

Сайт НКВД Советской России

Суббота, 22.06.2024, 14:56
Главная » Статьи » Общая история

Мафия на службе правительства США

Роберт Федорович Иванов

Мафия в США

Первая работа о мафии, прочитанная мною, принадлежала перу Джона Скарне^ эксперта по азартным играм вооруженных сил США в годы второй мировой войны. Введение этой должности было мерой вынужденной: в годы войны азартные игры, особенно карточные, получили в США огромное распространение. Проявляли интерес к этой форме развлечений и представители высшего генералитета страны. Например, заядлым картежником был генерал Дуайт Эйзенхауэр, который любил редкие часы досуга коротать со своими коллегами, играя в бридж или в покер. К слову сказать, командующий вооруженными силами союзников в Западной Европе в годы второй мировой войны, будущий президент США обладал блестящей памятью, математическим складом ума и был, как признают многие эксперты, лучшим в стране игроком в бридж.

....

Война предоставила для мафии невиданные никогда ранее возможности. ФБР и различные полицейские формирования основное внимание стали уделять контрразведывательным функциям и борьбе с саботажем. Местные полицейские силы были во многом заняты проблемами призыва на военную службу.

В условиях военной экономики, призыва нескольких миллионов человек в вооруженные силы быстро рассосалась безработица. У людей появились деньги, тратить которые было практически некуда, так как шел процесс свертывания многих отраслей мирного производства, в частности, фактически прекратился выпуск автомашин для личного пользования. Была введена карточная система на бензин и ряд потребительских и продовольственных товаров. Отложенный спрос и рост денежных накоплений вызвали настоящий игорный бум, чем не замедлила воспользоваться мафия.

Война перекрыла пути поступления наркотиков, в результате чего резко подскочили цены на все виды наркотических средств. Маломощные, плохо организованные группы наркобизнеса в годы войны вынуждены были сдать свои позиции «Коза ностре».

Мафия сумела быстро реанимировать старые связи. По каналам, которым 10 лет назад в США поставлялся подпольный алкоголь, теперь пошли наркотики. Это стимулировало развитие одного из самых доходных дел преступного мира.

Для доставки наркотиков мафия вошла в тесный контакт с моряками, которые совершали рейсы из Северной Африки, из стран Востока, из Италии и Франции, когда эти регионы были освобождены от нацистского господства. Земля Мексики покрылась, как проказой, ярко-красными полями мака. Здесь была создана мощная сырьевая база для производства наркотиков.

В годы войны резко сократилось производство алкогольных напитков, и мафия, используя свой огромный опыт производства и продажи подпольного алкоголя, вернулась к своей деятельности периода «сухого закона». Появилась еще одна дополнительная статья доходов, которая резко активизировала деятельность преступного мира на этом направлении.

Рационирование распределения потребительских товаров и продуктов питания автоматически привело к появлению черного рынка этих товаров. Для мафии это было золотое дно.

Открылось новое широкое поле деятельности для преступного мира, так как наказание за операции на черном рынке было незначительным, чаще всего — небольшой штраф.

И, наконец, успешной деятельности преступного мира в годы войны способствовало то, что «большинство боссов организованной преступности были или слишком стары для призыва в армию, имели физические дефекты, или были освобождены от призыва, как руководители важных предприятий».

Вторая мировая война еще раз со всей убедительностью доказала, что мафия исключительно умело использует все трудности, которые возникают перед обществом. Не случайно, что именно в годы войны произошел новый взрыв активности «Коза ностры».

Война доказала и другое: мафия настолько вросла в американское общество, захватила столь мощные позиции в стране, что власти вынуждены были официально обратиться за помощью к этой организации, находившейся вне закона.

Державы Оси имели мощную «пятую колонну» в Соединенных Штатах, где проживали сотни тысяч немцев и итальянцев, которых фашистские державы намеревались использовать в своих интересах. После вступления II декабря 1941 г. США в войну с Германией германская разведка стала проявлять повышенный интерес к докам Нью-Йорка, крупнейшего порта страны, который играл исключительно важную роль в транспортировке американских вооруженных сил и боевой техники в Европу, а позднее в Северную Африку. Через нью-йоркский порт осуществлялось 50 % внешней торговли США. 200 доков, склады товаров, пирсы Манхеттена, Куинса, Бруклина и Нью-Джерси растянулись почти на 200 миль. Ежедневно только моторные лодки перевозили здесь 25 тыс. человек, в транспортных операциях участвовало около 1000 железнодорожных вагонов, 2000 грузовиков, 24 ч в сутки береговая полоса Нью-Йорка была в беспрерывном движении. Казалось, что обеспечить безопасность в таком районе практически невозможно.

И действительно, диверсии следовали одна за другой, симпатизировавшие фашистам американцы немецкого и итальянского происхождения совершали многочисленные акции саботажа.

Контрразведка вооруженных сил США была очень обеспокоена положением в порту, особенно в связи с тем, что из Нью-Йорка планировался выход грандиозного морского конвоя в Северную Африку. К плаванию готовилась целая флотилия, на многочисленных транспортных судах было огромное количество военной техники, несколько тысяч военнослужащих.

Огромное по протяженности восточное побережье Соединенных Штатов патрулировалось только слабыми подразделениями береговой охраны, которые не могли воспрепятствовать высадке с немецких подводных лодок диверсантов и разведчиков. В доках Нью-Йорка нарастала напряженность. 9 ноября 1942 г. на пирсе Манхеттена в Нью-Йорке ярким факелом вспыхнул крупнейший французский пароход «Нормандия», перестроенный в военнотранспортное судно.

Это переполнило чашу терпения военных властей, которые решили принять эффективные меры против вражеских разведчиков и саботажников. Первые же практические меры американской контрразведки со всей убедительностью показали, что без помощи мафии взять под контроль доки. и районы порта Нью-Йорка невозможно. Братья Анастазиа и другие гангстеры мертвой хваткой вцепились в порт, и без их ведома никто не решался оказать даже минимальное содействие контрразведке…

Пришлось пойти на поклон к мафиози. Посредниками контрразведки при установлении связей с мафией были правоохранительные органы Нью-Йорка, которые по долгу службы знали подходы к главарям мафии. Окружной прокурор Нью-Йорка Фрэнк Хоугани эксперт по гангстеризму Мюррей Гарфейн были непосредственными участниками установления прямых контактов между контрразведкой и мафией.

Первым для оказания помощи контрразведывательной службе США был привлечен Джозеф Ланц. Формально это был крупный бизнесмен, который монополизировал рыболовство и торговлю рыбой на всем Восточном побережье страны. Его дело давало в год до 250 млн. долл. дохода. В действительности же, это был один из главарей мафии, находившийся в очень напряженных отношениях с законом. Незадолго до того, как к нему обратились за помощью правоохранительные органы и контрразведка, Ланц оказался под угрозой привлечения к судебной ответственности.

Без каких-либо серьезных колебаний он дал согласие на сотрудничество с властями, поставив только одно условие — все должно делаться в глубочайшей тайне, так как по законам мафии любое сотрудничество с судебно-полицейскими властями карается смертью. В соблюдении строжайшей тайны были заинтересованы обе стороны, и они очень быстро нашли общий язык.

На рыболовецких судах появились сотрудники контрразведки, которые быстро убедились, что Восточное побережье было, как решето. Вражеская агентура высаживалась здесь регулярно и без какого-либо серьезного риска провала. Очень скоро эти пути были перекрыты, но стало очевидным, что без контроля над многочисленными доками и пристанями по реке Гудзон бороться с вражеской агентурой было невозможно.

Джозефу Ланцу хорошо заплатили за оказанную помощь, но главное — он получил возможность полюбовно разрешить с законом свои уголовные проблемы. Когда речь зашла о доках, Ланц категорически заявил, что это не его сфера деятельности и он не может здесь быть полезен властям. Сферы влияния, действительно, всегда строго соблюдались в мафии, и контрразведке пришлось выходить на новых главарей преступного мира.

Анастазиа, некоронованный властитель доков, в это время уже завербовался в морскую пехоту. Дело было даже не в Анастазиа. Он был только исполнителем на службе у Лучано. Пришлось пойти на поклон и к этому главарю мафии. Для Лучано было большой неожиданностью, что его без объяснения причин перевели в новую тюрьму с менее строгим режимом.

Условия, в которых он на этот раз оказался, были прямо санаторными по сравнению с прежним местом заключения. Еще более он был поражен, когда однажды в тюрьме появился его адвокат в сопровождении Мейера Лански.

«Финансовый гений» мафии, как называли Лански, свято соблюдал законы преступного мира. В частности, начиная с 1935 г., когда Лучано сел в тюрьму, Лански регулярно перечислял на его счет крупные суммы от игорного бизнеса, долю Лучано. Когда предоставлялась возможность, Лански не забывал навестить в тюрьме своего многолетнего партнера. Он нанес ему визит в Даннеморской тюрьме, которую из-за строгости режима мафиози называли «Сибирью». Во время этих визитов Лански советовался со своим другом о финансовых проблемах во взаимоотношениях с диктатором Кубы Батистой: это была грандиозная афера с гемблингом на Кубе, которая дала многие миллионы и Лански и Лучано.

На этот раз Лански не вел разговоров с Лучано о делах мафии. Цель его визита была одна — как оказать помощь контрразведке в борьбе с немецкой агентурой в доках Нью-Йорка.

И, конечно, не от хорошей жизни власти США пошли на прямые контакты с двумя самыми известными главарями преступного мира. В 1942 г. война на море была безнадежно проиграна англо-американскими союзниками. Только в марте 1942 г. 50 кораблей союзников были торпедированы немецкими подводными лодками, которые безнаказанно рыскали вдоль Восточного побережья США. В этот кровавый месяц американцы потеряли 24 корабля, англичане — 8, остальные потери пришлись на норвежцев и других союзников. За три месяца до диверсии против «Нормандии» немецкие подводные лодки пустили ко дну 71 торговое судно союзников.

«Потери в людях, технике, пропагандистский эффект от этих цифр можно было сравнить только с Перл-Харбором. Было ясно, что военно-морские силы США совершенно не готовы противодействовать опасности, которая исходит от субмарин». Огромны были потери США в морской войне и в других регионах. «Это была арифметика отчаяния. Казалось, что вынести такие потери невозможно».

В этой ситуации военные власти готовы были пойти на контакт с кем угодно, лишь бы найти выход из катастрофического положения. Когда правоохранительные органы обратились к Лански за консультацией, как взять под контроль нью-йоркский порт, его ответ был однозначен: этого не может сделать ни Фрэнк Костелло, ни Джозеф Ланц. Все зависит только от Чарли Лучано, люди которого полностью держат в своих руках порт.

Чем определялась позиция Мейера Лански, без колебаний взявшегося за решение этой сложнейшей проблемы? В биографических работах, посвященных его триумфальной карьере в мафии, немало говорится об антифашистских настроениях Мейера Лански, о том, что он отказался взять деньги у еврея — известного деятеля республиканской партии США, чтобы использовать их для борьбы с нацистами и заявил, что ассигнует на это свои собственные средства». На мой взгляд, было бы ошибкой переоценивать антифашистские настроения Лански. Он никогда ничего не делал, если не имел от этого прямой и большой выгоды. Во время приведенного выше разговора с представителями контрразведки Лански не преминул напомнить своему собеседнику, что он использует личные средства для антифашистской деятельности, но просит, чтобы еврейская пресса США перестала его третировать как гангстера. Для Лански, для его преступной карьеры решение этого вопроса имело большое значение, и можно было не скупиться, чтобы добиться этого.

Ни в коей мере нельзя переоценивать патриотизм Лански и Лучано, которые дали согласие работать с контрразведкой.

Здесь был прямой расчет. Лански смотрел далеко вперед. Он ходил по лезвию ножа и в любой момент мог сорваться. Не без оснований этот предельно осторожный и исключительно дальновидный человек предполагал, что если в будущем у него возникнут большие неприятности с законом, то такой патриотический поступок, как помощь контрразведке, ему обязательно зачтется.

И в принципе Лански не ошибся в своих предположениях. После войны американская Фемида основательно потрепала Лански, но все же его не посадили в тюрьму, хотя оснований для этого было более чем достаточно.

Давая согласие на сотрудничество с правоохранительными органами, с контрразведкой, Лански старался решить и другую задачу — вырвать из тюрьмы Лучано. Ведя переговоры с властями о предстоящей встрече с Лучано и о привлечении его к борьбе с немецкой разведкой в Нью-Йорке, Лански прямо заявил о том, что платой за помощь со стороны Лучано должно быть его освобождение из заключения.

Все эти факты говорят о том, что ни в коей мере не соответствуют действительности утверждения тех авторов, которые, романтизируя мафию, пытаются доказать, что патриотические чувства были у Лански и Лучано на первом плане, когда они пошли на контакты с властями, чтобы решить проблему защиты доков Нью-Йорка от фашистской агентуры.

Во всем этом деле была проблема более важная, чем мнимый патриотизм Лучано и Лански. Речь идет об отношении американской мафии, в первую очередь «Коза ностры», к итальянскому фашизму в целом. На этот счет также имеется немало дезориентирующих оценок позиции мафии, сводящихся к тому, что американские мафиози были все как на подбор антифашисты, ненавидели Муссолини, который устроил кровопускание сицилийской мафии, и были горячими американскими патриотами.

Эта примитивная апологетика не имеет ничего общего с действительным положением дел. К моменту прихода фашистов к власти в Италии мафия на Сицилии давно уже переродилась в типично террористическую организацию. Между фашистами и мафиози было немало общего, бандитам-мафиози в Сицилии во многом импонировали террористические методы фашистского руководства Италии, а в лице дуче главари мафии видели если не своего соратника, то во всяком случае такого же главаря бандитской шайки, только работавшего на несравненно более высоком уровне. Фашистских главарей вполне устраивало то, что мафия на Сицилии держала в железном кулаке все бразды правления и беспощадно подавляла любые проявления демократизма и социального протеста.

...

Сотрудничество мафии с правоохранительными органами и контрразведкой ВМС США в годы войны — важный этапа истории кооперации мафиози с политиками. Позитивные результаты такого сотрудничества для той и другой стороны свидетельствовали о том, что созрели все условия для активного участия мафии в политической жизни США по многим направлениям.

Соблюдение взятых на себя обязательств — одно из важнейших условий политического сотрудничества. И следует констатировать, что американский истеблишмент в принципе выполнял взятые на себя джентльменские обязательства по отношению к своим партнерам из мафии.

Судьба Чарлза Лучано лучшее тому доказательство. Власти США сдержали слово и досрочно выпустили на свободу главаря гангстеров, осужденного на 50 лет каторжной тюрьмы.

Положение для военных властей США было более чем щепетильное: надо было признать, что без помощи мафии они не смогли решить важнейшие проблемы. Сделать это было нелегко, и руководство ВМС США решило отмежеваться от Лански и К°. Мейер Лански рассказывал на склоне лет: «Один из очень высокопоставленных руководителей военно-морских сил заявил в Вашингтоне…, что он никогда не доверял ни одной еврейской сволочи».

С солдафонской откровенностью руководитель ВМС высказывал свое расистское кредо, но шутки с мафией были рискованны, и судебные власти без излишнего шума приняли в конце 1945 г. решение об освобождении Лучано и о его депортации в Италию.

Никаких сообщений об отъезде Лучано в Италию опубликовано не было. Но мафия имеет свои источники информации и проводить Лучано собрался весь цвет мафии. Из знаменитой тюрьмы Синг-Синг он был доставлен на «Остров слез», а оттуда на пароход, отплывавший в Италию. Но у известного гангстера не было ни слез, ни печали. Была одержана важная победа над правосудием, и лидер мафии выходил на новую орбиту преступной деятельности.

Парадом командовал Лански. Он встретился с Фрэнком Костелло и Альбертом Анастазиа, который уже демобилизовался из вооруженных сил и ходил чуть ли не в героях войны. Лански опасался, что проводы Лучано могут превратиться в провокацию, которая сорвет освобождение и отъезд его друга и коллеги. Костелло и Анастазиа заверили, что будут приняты все меры предосторожности и к пароходу, на котором отплывал Лучано, не будет допущен никто из посторонних. 8 февраля 1946 г. в день отплытия Лучано подступы к дебаркадеру окружили двести дюжих портовых грузчиков с дубинками в руках. Никто из репортеров и любителей сенсаций не был близко подпущен к месту стоянки парохода.

https://u.to/GRJrFg

Категория: Общая история | Добавил: Наркомвнуделец (29.09.2019)
Просмотров: 288 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 3
3 Наркомвнуделец  
0
Полькен Клаус
Кто не молчит, тот должен умереть
https://www.litmir.me/br/?b=239557&p=28

2 Наркомвнуделец  
0

1 Наркомвнуделец  
0
Мафия во Второй мировой: на чьей стороне выступала Cosa Nostra

https://u.to/CRFrFg

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]