Приветствую Вас Гость | RSS

Сайт НКВД Советской России

Пятница, 21.06.2024, 19:20
Главная » Статьи » Общая история

США в Ираке: лоббизм, коррупция и преступные сделки

Махинации США в ходе американской оккупации Ирака

Хомский, Ноам. Несостоятельные Штаты: злоупотребление властью и атака на демократию. — М.: СТОЛИЦА-ПРИНТ, 2007.— 480 с. — (Точка зрения). (Извлечение)

50 миллионов ушло к окружению Саддама, - была выявлена в ходе расследования международной деловой прессы. Оно также пришло к выводу, что «самая крупная и дерзкая контрабандная операция в рамках программы «Нефть в обмен на продовольствие» проводилась с ведома американского правительства». О ней были извещены и американские, и британские власти, однако они игнорировали эти предупреждения, время от времени передававшиеся многонациональными временными силами ООН (39).

Расследования газеты «Файнэншл таймс показали, что «администрации Клинтона и Буша не просто знали, что Ирак контрабандой продает нефть Иордании и Турции, но и оповещали Конгресс», которому рекомендовали «закрыть на это глаза». Причина тому была следующей: подобные незаконные продажи входили в число «национальных интересов», поскольку Иордания - это важный сателлит США, а поддержка Турции, которая давно является крупной базой Штатов, откуда они осуществляют контроль над регионом, обеспечивает «безопасность, процветание и прочие жизненно важные интересы»140.

Каким бы ни был масштаб схем предвоенных «откатов», маловероятно, чтобы они приблизились к тем суммам, которые исчезли в процессе оккупации Ирака под американским руководством. Когда Временная коалиционная администрация сдавала свои полномочия, судьба 20 миллиардов долларов из иракских фондов, которые перешли в ее руки, - в том числе неизрасходованных фондов программы «Нефть в обмен на продовольствие» и 11 миллиардов долларов нефтяных прибылей Ирака, - так и осталась неизвестной. «Отсутствие прозрачности возбуждает интерес» к деятельности Временной администрации, как написала «Файнэншл тайме», приводя много тому примеров - например, расследования, которые доказывают, что три четверти контрактов, на общую сумму более чем в 5 миллиардов долларов, были заключены без всяких предварительных конкурсов. Среди них «проект на 1,4 миллиарда [долларов] по восстановлению нефтяной инфраструктуры Ирака, переданный «Халлибертон», американской нефтяной компании, которую ранее возглавлял Дик Чейни, вице-президент США, без тендера на конкурентной основе, [в результате чего] «Халлйбертон» стала крупнейшим получателем средств из иракских фондов». В ходе дальнейших расследований были выявлены планы техасских корпораций и «легендарных нефтяных дельцов» по отмене «ограничений, введенных программой ООН “Нефть в обмен на продовольствие”». Некоторые обвинения против них уже активно рассматриваются.

Происходящее свидетельствует о том, что отдельные отрасли американского бизнеса - и не только они - погрязли в трясине коррупции (41).

В одном из наиболее масштабных обзоров деятельности Временной администрации, проведенных СМИ, - в первую очередь на основе официальных американских данных аудита - Эд Харриман отмечает, что Рамсфельд и Пол Бремер «сделали все, чтобы за восстановление Ирака платила сама «освобожденная» страна». Временная коалиционная администрация Бремера «потратила до 20 миллиардов долларов иракских средств и только 300 миллионов - из американских фондов». Относительно «8,8 миллиарда долларов, прошедших через новое иракское правительство» под надзором Бремера, не осталось никакой отчетности. Объемы «выплат», полученных техасской компанией «Халлибертон» и ее дочерними компаниями, выглядели невероятными, однако коррупционная деятельность Временной администрации ими не ограничивалась. «Школы, больницы, водопроводы и электроснабжение, которым предполагалось развиваться благодаря денежным средствам [распределяемым Временной администрацией], лежат в руинах. Неизбежно напрашивается вывод о том, что зарубежные подрядчики обеспечили себе внушительный приток наличности, заключив чудесные сделки в виде иракских контрактов». По словам Харримана, в годы правления Саддама и он сам, «и американская администрация сказочно наживались».

В те годы «большая часть иракской нефти уходила на нефтяные заводы в Калифорнии, которые богатели на этом. Сегодня действует в целом та же система: нефть течет в Калифорнию, а иракское правительство безнаказанно расходует государственные прибыли».

Стюарт Боуэн, специальный генерал-инспектор по восстановлению Ирака, обнаружил, что на само восстановление средств осталось мало, отчасти потому, что примерно 30 миллиардов долларов, захваченных оккупационными силами - вместе с фондами иракских нефтяных прибылей, - расходовались чиновниками Временной коалиционной администрации неправомерно и, «возможно, мошеннически»(42).

Конечно, куда увлекательнее фактов коррупции выглядят бурные обсуждения вероятных происков России, судьба 160 тысяч долларов, необъяснимым образом попавших в руки чиновника ООН Бенона Севана, или сообщения о том, что Кофи Аннан беседовал (или не беседовал) на какой-то встрече с чиновником компании, где работает его сын. Как бы ни обстояли дела в реальности, напрашивается вывод о том, что ООН остро нуждается в реформах, направляемых США. Поэтому администрация Буша «сосредоточилась на программе ООН «Нефть в обмен на продовольствие», которая превратилась в рассадник коррупции и позволяла Саддаму получать миллионы от нефтяных прибылей, - выставляя ее примером того, каким серьезным реформам должна подвергнуться ООН, если она желает эффективно работать».

Осуществление этой задачи стало «очередной трудностью», с которой столкнулся при своем назначении Джон Болтон, посол США в ООН (43).

Как сообщил Уоррен Хоуг, итоговый отчет комиссии Фолькера о коррупции в ООН выявил два следующих случая: Севан был обвинен в получении на банковский счет взятки как минимум в 147 тысяч долларов, а Александр Яковлев, российский чиновник ООН, ведавший снабжением программы, безуспешно вымогал взятку у ее подрядчика. За подобные деяния оба могли бы претендовать на младшие управленческие должности в «Халлибертон». «Отчет, кроме того, обвинял Совет Безопасности и его Комитет по санкциям» - то есть в первую очередь Вашингтон - «за снисхождение к контрабанде, ведшейся в обход программы «Нефть в обмен на продовольствие» и обогащавшей такие страны, как Турция, Иордания и Сирия».

Масштабы коррупции иллюстрируют итоговые подсчеты: «[Саддам] Хусейн получил от программы, которой управляли Соединенные Штаты, 1,8 миллиарда долларов посредством взяток и завышения расходов». Почти все прибыли от завышения расходов были получены с благоволения Вашингтона, а взятки поступали преимущественно от американских корпораций. Комиссия предпочла не расследовать случай с примерно 9 миллиардами долларов прибылей от программы «Нефть в обмен на продовольствие» - они были переданы американским оккупационным властям и, по всей видимости, исчезли»(44).

Таким образом, итоговые результаты расследования Фолькера едва можно заметить. Впрочем, в свете идеологических установок его разоблачения являются «крупнейшим мошенничеством, известным истории», как заявили с наигранным возмущением редакторы «Уолл-стрит Джорнел». Они также присоединились к страстному призыву радикально реформировать ООН и тем самым покончить с ее растратами, злоупотреблениями и коррупцией - безусловно, существующими в организации и являющимися сферой ответственности заместителя генсека ООН по управлению, который обычно является политическим назначенцем Вашингтона (45).

В своем последнем сборнике сведений о коррупции в бизнесе комиссия Фолькера назвала тысячи компаний, а также частных лиц, вовлеченных в незаконное завышение расходов и получение взяток - в том числе беглого финансиста Марка Рича, которому президент Клинтон, оставляя свою должность, даровал помилование. Комиссия также обвинила Совет Безопасности (то есть Соединенные Штаты) в неспособности контролировать коррупцию. «Даже несмотря на то, что мы смотрим на все это со стороны, происходящее буквально кричит вам: «Почему никто не информирует об этом?» Все это лишний раз доказывает то, что и так хорошо известно. ООН действительно нуждается в ряде основательных реформ», - заявил Фолькер. На его вопрос относительно «информаторов» ответил один из сотрудников комиссии. По его словам, то, что миллиарды нефтедолларов незаконно пошли «на укрепление экономик американских союзников, Иордании и Турции, несколько умерило стремление Совета Безопасности вмешаться и покончить с подобной практикой». Он также сказал: после таких огромных нелегальных перечислений «будете ли вы так строго смотреть на не менее внушительные потоки нефти? Едва ли». Если выразиться понятнее, то Соединенные Штаты, которые бдительным образом контролируют программу, «сделали уступку» ввиду того, что сами сыграли основную роль в этом незаконном экспорте для Саддама и находились не в том положении, чтобы «информировать» о гораздо меньших суммах, выводивших на многие американские компании. Вне всякого сомнения, «в некоторых основательных реформах» нуждаются многие организации, однако «ключевой момент» заключается в том, что ООН, несмотря на свои изъяны, занимает среди них не первое место(4б).

По заключениям, прозвучавшим в отчете Фолькера, большинство энергетических корпораций, занимавшихся «незаконным завышением нефтяных смет», стремится оставаться в тени, прибегая к услугам посредников. Большинство, но не все. «Одна нефтяная компания - «Тексако», входящая в «Шеврон», - к своему позору, удостоилась отчета в 623 страницы». Возможно, столь уникальная роль «Тексако» свидетельствует о торжестве идеальной справедливости, и не только потому, что компания имеет отношение к Техасу. В конце 30-х годов «Тексако», руководство которой было тогда открыто профашистским, в нарушение контракта и официальных распоряжений правительства США, перенаправляла генералу Франко поставки нефти, адресованные Испанской республике.

А Государственный департамент притворялся, будто «не замечает», как отряды фашистов, занимавшие Испанию, получают от Соединенных Штатов один из важнейших товаров, который им не могли обеспечить ни нацистская Германия, ни фашистская Италия. Левой прессе удалось разоблачить этот факт, который впоследствии был признан официально. Аналогичным образом, когда Клинтон приступил к подрыву эмбарго в отношении кровавой террористической хунты на Гаити, именно «Тексако» получила разрешение нарушить распоряжение президента относительно запрета на поставки нефти, основного ресурса, необходимого для поддержки террора. Таким образом, «Тексако» и тут действовала привычным образом (47).

Категория: Общая история | Добавил: Наркомвнуделец (20.02.2023)
Просмотров: 280 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1 Наркомвнуделец  
0
Главным объектом критики в связи с непрекращающимися скандалами вокруг Halliburton стал вице-президент в правительстве Джорджа Буша-младшего Дик Чейни. В 1995-2000 годах, еще до прихода в правительственные структуры, он занимал должность исполнительного директора Halliburton. По мнению критиков компании, именно Чейни обеспечивал ее новыми заказами.
Лишним поводом заподозрить вице-президента в неэтичном поведении стало то, что по увольнении из компании он получил от нее 36 миллионов долларов, а в последующие несколько лет Halliburton
 продолжала платить Чейни так называемые отложенные компенсации — деньги, заработанные им еще до ухода в Белый дом. Правда, на фоне выходного пособия несколько сот тысяч долларов выглядели не особо впечатляюще.
Доказать причастность Дика Чейни к распределению «иракских» контрактов властям так и не удалось. Правда, в 2004 году в СМИ появилась информация, полученная от некоего хакера, согласно которой вице-президент лично держал на контроле заключение сделок с Halliburton, однако эта история так и не получила никакого развития. Сам же Чейни утверждает, что к правительственными контрактам с его бывшим работодателем он непричастен.
https://lenta.ru/articles/2013/07/19/military/

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]