Приветствую Вас Гость | RSS

Сайт НКВД Советской России

Суббота, 22.06.2024, 16:30
Главная » 2016 » Апрель » 20 » Юрий Алексеев о доводчиках - "полицейских" Московской Руси
21:54
Юрий Алексеев о доводчиках - "полицейских" Московской Руси

Ю.Г. Алексеев о доводчиках

О полномочиях полицейских должностей Московской Руси – доводчиков

....

Мартом 1488 г. датируется Белозерская уставная грамота первый из дошедших до нас законодательных актов единого Русского государства. Се яз, князь великий Иван Васильевичь всея Руси, пожаловал есми своих людей белозерцев, горожан и становых людей, и волостных, всех белозерцев: хто наших наместников у них ни будет, и они ходят по сей нашей грамоте.

Впервые точно устанавливаются кормы наместников и их людей тиунов и доводчиков (полицейских агентов). Теперь нельзя было уже, как это делал когда-то Иван Лыко Оболенский, брать с жителей произвольные поборы: со всех сох княжих, боярских, монастырских, черных дважды в год наместник и его люди должны были получать строго фиксированные платежи натурой или деньгами (по приведенному в уставной грамоте расчету). Не только ограничивался произвол наместников, но и отменялись льготы грамотчиков привилегированных владельцев феодальных иммунитетных грамот: они приравнивались к прочим белозерцам. Впервые точно определяется состав наместничьего аппарата: наместник может держать и кормить за счет местного населения двух тиунов и десять доводчиков (из них два в городе).

Станы и деревни поделены между доводчиками. Но они могут ездить по деревням своего розделу только в одиночку, а не с паробками (слугами) и не с запасными (простыми) лошадьми. И поборы свои они отнюдь не могут получать непосредственно у жителей, а только у сотского (выборного главы крестьянской администрации), да и то в городе. Время пребывания доводчика в деревне строго ограничено: где доводчик ночует, туто ему не обедати, а где обедает, туто ему не ночевати. Наместник не может менять своих доводчиков чаще, чем раз в год. Все поборы с населения собирают сотские и привозят в город. Там они и расплачиваются с наместником и его людьми на Рождество (25 декабря) и на Петров день (29 июня). Таким образом, контакты наместника с жителями строго ограничены. Торговать по всему уезду разрешено только городским людям, белозерским посажанам. Все прочие могут торговать только в самом городе Белоозере, да еще в волости Угле. Монастыри Кириллов и Ферапонтов лишаются всех торговых привилегий, и это особенно подчеркивается в грамоте.

Впервые законодательно устанавливается обязательность участия в суде сотских и добрых людей без этих представителей местного населения наместником... и их тиуном... не судити суд. Впервые заявляется о праве горожан и становых людей (сельских жителей) в любое время предъявлять иск наместникам, тиунам и доводчикам в случае обиды с их стороны.

Хотя уставная грамота непосредственно обращена к населению только одного уезда, перед нами документ принципиального значения. Грамоту можно рассматривать как типовую недаром в одной из статей ее упоминаются волостели, которых, судя по той же грамоте, на Белоозере не было. Видимо, предполагалось подобные же грамоты дать и другим уездам Русского государства.

 

Белозерская уставная грамота (март 1488 г.) (Извлечение)

...
А наместником нашим оуних держати в городе и во станех два тиуна да десять доводчиков, во станех восемь доводчиков, а два в городе. А станы и деревни своим доводчиком поделять.
4. А доводчику ездити во стану без паропкаи без простые лошади своего деля прибытка. А побора в стану и не брати, имати им свои побор оу соцкого в городе. А доводчику из своего разделу в другои раздел не ездить. А где доводчик ночует, туто ему не обедати, а где обедаеть, тоуто ему не ночевати.

5. А наместники тиунов и доводчиков до году не переме­няют.

6. А кормы наместничьи, и тиуновы, идоводчиковы поборы берут в станех сотские да платят наместником, и тиуном, и до­водчиком в городе, о Рожестве Христове рожественскои корм пла­тят, и наместником, и тиуном, и доводчиковы поборы, а о Петрове дни петровской корм платят в городе наместником, и тиуном, и доводчиковы поборы.

9. А будет суд перед наместники и перед тиоуны о рубле, а восхотят ся помирити, и они дадут наместником гривну и с ти­уны и з доводчики, за все пошлины. А досудят наместники и тиуны о ребле до поля, а восхотят ся помирити, и они дадут наместни­ком гривну с тиуны и с доводчики за все пошлины; а будет выши рубля или нижи, и наместники на них емлют по тому же разчету.

А побиются на поле, и наместники велят на виноватом истцово доправити, а на себя велят взяти противень противу истцова, а том им с тиуны и з доводчики за все их пошлины.

10. А доведут на кого татьбу, или разбой, или ду- шегубьство, и наместники велят на виноватом истцово доправи­ти, а тот разбоиник или душегубець наместником в продаже и в казне.

11. А поличное то, что выимут из клети из-за замка; а наи- дут что в дворе или в пустои хоромине, а не за замком, ино то не поличное.

12. А у кого что познают татебное, и тот себя сведеть свод, хотя и до десятого своду и до чеклого татя; а наместники у них в том не возмут на них ничего.

13. А самосуда наши наместники и их тиуны емлют два рубля. А самосуд то: хто поимает татя с поличным да отпустит его прочь, а наместником и тиуном не явя, а его в том уличат, ино то самосуд; а опричь того самосуда нет.

14. А учинится в них в городе душегубьство, а не доищутся душегубьца, ино вины четыре рубля заплатят горожаня; а учи- нистся душегубьство в коем стану или в коеи волости, а не дои­щутся душегубца, и они вины четыре рубли заплатят в стану или в волости, в коеи душегубьство учинилося; а доищутся душегубца, и они его дадут наместником или их тиуном, а хрестьаном в том продажи нет. А кого у них в лесе дерево заразит, или з дерева уби- ется, или зверь съест, или хто в воду оутонет, или кого возом сьтреть, или хто от своих рук потеряется, а обыщоут без хитро­сти, ино в том вины и продажи нет.

15. А станов к городу: Городецки стан, да Напорожски стан, да Заозерски стан.

16. А езд в станы и в волости на две версты денга, а в городе хоженого денга, а на правду вдвое. А от поруки пристав оу них не емлеть ничего.

17. А хто дасть дочерь замуж из города в волость, или из волости в город, или из волости в волость, и он дасть за выводную куницю алтын. А хто дасть дочерь замуж за рубеж в Московьско- ую землю или в Ноугородскую, и он даст за выводную куницю два алтына. А в городе, и в станоу, и в волости в однои, ино свадебного за оубрус две денги. А десятинику владычню знамен три денги.

 

18. А хто у кого межу переорет или перекосит, и намест­ники наши и их тиуны возмут на виноватом за баран восмь денег.

19. А наместником нашим и их тиуном без сотцкого и без дорых людеи и не судити суд.

20. А тиоуном и наместничьим людем на пир и на брат- чиноу незваным не ходити, а хто приедет к ним на пир и на брат- чиноу незван, и они того вышлют вон внезапно: а хто оу них имет пити силно, а оучинится какова гибель, и тому то платити без суда, а от меня, от великого князя, быти в казне.

21. А князи мои, и бояре, и дети боярьские, и всякие ездоки оу горожан, и оу становых людей, и у волостных людеи кормов и подвод, и проводников, и сторожов не емлют; тако же и гонци мои великого князя, без грамоты подвод и проводником у них не ем- лють.

22. А приедеть мои пристав великого князя с Москвы по бе- лоозерца по горожанина и по становаго человека и по волостнаго, и он им пишет один срок в году на заговение на великое на мясное. А опрочь того сроку хто на них инои срок накинет, а не по их сроку, и яз, князь великии, им х тем сроком ездити не велел. А хотя хто на них безсоудоую грамоту возметь не по их сроку, и та грамота бессудная не в бессудноую, а пристав емлеть оу них... ского езду три рубли; а от поруки у них не емлет ничего.

23. А кому боудет белозерцом горожаном, и становых лю- дем, и волосным обида от наместников и от волостелеи, и от ти­унов, и от доводчиков, и они сами сроки наметывають на намест­ников, и на волостелеи, и на их людеи.

А через сю мою грамоту хто что на них возмет или чим изобидит, быти тому от меня, от великого князя, в казне.

А дана грамота лета девятдесят шестаго марта.

Источник: Хрестоматия по истории российского права. Часть I : [Текст] / И.Ю. Маньковский, В.В. Русанов, Е.П. Титаренко. - Изд. 2-е. - Барнаул : Изд-во Алт. ун-та,2019. - 212 с.. 2019

Учебная литература

Просмотров: 648 | Добавил: Наркомвнуделец | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1 Наркомвнуделец  
0
в чем была проблема:
Полоцкий князь Константин, прозванный Безруким, собираясь укорить у себя на пиру за что-то своего тиуна, сказал при всех епископу: «Владыко, где будет тиун на том свете? » Епископ Семен отвечал: «Где и князь! » Князь же, рассердившись, говорит епископу: «Тиун неправедно судит, взятки берет, имущество людей с торгов продает, мучит, злое все делает, а я тут при чем? » И говорит епископ: «Если князь хороший, богобоязненный, людей бережет, правду любит, то выбирает тиуном или иным начальником человека доброго и богобоязненного, исполненного страха божия, разумного, праведного, творящего все по законам божиим и судить умеющего. Тогда князь — в рай, и тиун — в рай. Если же князь лишен страха божия, христиан не бережет, сирот не милует и вдовиц не жалеет, то ставит тиуном или начальником человека злого, бога не боящегося, закона божия не знающего, судить не умеющего, — только для того, чтобы добывал князю имущество, а людей не щадил. Как взбесившегося человека напустить на людей, вручив ему меч, — так и князь, дав округу злому человеку, губит людей. Тут и князь в ад, и тиун с ним в ад! »

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]